Анастасия Завозова об осенних новинках переводной литературы

Автор:

По просьбе Esquire главный редактор книжного сервиса Storytel Анастасия Завозова выбрала 10 книжных новинок осени. Подробнее об этих десятикнигах, а также еще нескольких ожидаемых новинках переводной литературы читайте в оригинале статьи. Мы приводим список с короткими цитатами.

  1. Джон Престон, «Раскопки» («Эксмо», перевод Н. Ударовой, сентябрь): текст вытянут в тоненькую чеховскую струнку, дребезжащую в грозовом предвоенном воздухе.
  2. Энтони Горовиц, «Сороки-убийцы» («Азбука-Аттикус», перевод А. Яковлева, сентябрь): очень вежливый оммаж детективам золотого века.
  3. Исмаиль Кадарэ, «Дворец сновидений» (Polyandria No Age, перевод В. Тюхина, сентябрь): Кадаре, живой классик албанской литературы, всегда состоял в непростых, неоднозначных отношениях с государственным режимом, и, видимо, от этого его липкий, неуютный роман, отдающий двадцатым веком, как дурным нафталином, и читается временами не как роман, а как хроника.
  4. Элизабет фон Арним, «Колдовской апрель» («Лайвбук», перевод Н. Рудницкой, сентябрь-октябрь): выясняется, что всего-то и надо было уехать в Италию, чтобы жизнь наладилась.
  5. Кнут Гамсун, Мартин Эрнстсен, «Голод» (графический роман) («Городец», перевод Е. Воробьевой и Е. Рачинской, сентябрь): невозможность, сплетенное существование ужаса и света, и вытащил на поверхность художник Мартин Эрнстсен, заново создав для нас этот великий классический роман.
  6. Филип Хеншер, «Дружелюбные» («Астрель», перевод А. Логиновой, сентябрь-октябрь): это не семейная сага, а скорее роман, который мог бы написать добрый, осознанный Франзен, — о том, как обычные, во многом хорошие люди пытаются оставаться людьми.
  7. Ричард Осман, «Клуб убийств по четвергам» («МИФ. Проза», перевод Г. Соловьевой, сентябрь): это ловко переобувшийся иронический детектив, где теперь есть и инклюзивность, и новая этика, и старики в роли людей, и шутки про русских.
  8. Амитав Гош, «Маковое море» («Фантом Пресс», перевод А. Сафронова, октябрь-ноябрь): Приключения, которые начались у каждого из героев задолго до этого, теперь начинаются еще сильнее.
  9. Катя Петровская, «Кажется Эстер» («Издательство Ивана Лимбаха», перевод М. Рудницкого, сентябрь): точно понравится тем, кто ценит книги, документализирующие, фиксирующие память и ее бесконечные метаморфозы, от работ Зебальда до, разумеется, Степановой.
  10. Никлас Натт-о-Даг, «1795» («Рипол», перевод С. Штерна, сентябрь-октябрь): …в самой мрачности этой трилогии, в ее беззастенчивом упоении тленом, адом и ужасом есть что-то сказочное, до приятного ненастоящее — в черном-черном городе все умерли, а мы еще поживем.
Меню