3 произведения, чуть не поссорившие наш книжный клуб

Автор:

Обсуждать нейтральные книги невозможно скучно. Поэтому клуб «Книжный рейв» подобрал 3 самых спорных книги за всю историю своих обсуждений. В списке тем ― вазэктомия, ПТУ и харассмент. 

Предупреждаем: всё проверили на себе, рекомендуем повторять вместе с модератором.

«Моя тёмная Ванесса», Кейт Расселл

История современной Лолиты расколола книжный клуб надвое. Одни орали «ПЕДОФИЛ», а вторые успокаивали «ну подождите, 15 лет это уже не ребёнок». В качестве аргументов шли знания уголовного кодекса и судебной системы США, педагогический опыт и диванная психология.

Всю встречу мы спорили о любви и абьюзе, манипуляциях и искренности. Но главным камнем преткновения стала вазэктомия. Кто бы мог подумать, что несколько взрослых людей будут полтора часа, срываясь на крик, спорить об этой операции. Её сделал один из героев книги ― тот самый абьюзер, совративший несовершеннолетнюю ученицу.

Зачем ему вазэктомия? Клуб поделился на два лагеря:

  • Он боится влечения к собственным детям 
  • Он ленивый и не хочет предохраняться по-другому

Каждая деталь здесь может трактоваться по-разному, и именно поэтому произведение стоит читать в книжном клубе. Одна из участниц сравнила конфликт с мемным спором о цвете платья: здесь нет правых и неправых, есть только личное восприятие.

Вот что поняли мы: даже если кажется, что вы прекрасно знаете человека, это не так. У вас могут совпадать бэкграунд, возраст, образование, сфера деятельности, и всё равно вы будете воспринимать вещи по-разному. И это прекрасно! Мы создавали книжный клуб именно ради того, чтобы слышать разные точки зрения и обсуждать важные темы через литературу.

 «Конец света, моя любовь», Алла Горбунова

Поэтичный сборник рассказов, взявший премию «Нос», начинается с нежных описаний рынка, бомжей, ПТУ и неформалов. Потом ударяется в фантасмагорию, а ближе к финалу окончательно превращается в шаманский трип по русской глубинке 90-х.

И опять же одна часть клуба увидела в этом:

  • Ностальгию по детству и страх перед взрослением
  • Самый искренний и бесстрашный автофикшн 
  • Волшебную сказку без волшебства 

Другие же не разглядели ничего поэтичного, а только: 

  • Перечисление ужасов 90-х
  • Биографию потрёпанной неформалки 
  • Неприятную книгу в жанре «чернуха»

Чтобы обсуждать «Конец света, моя любовь», понадобятся широкий словарный запас и огромная фантазия. Определить жанр и настроение книги сложно, а описать свои впечатления ― ещё сложнее. Поэтому готовьтесь к битве жестов, эмоций и мироощущений, которые каждый будет выражать по-своему. 

 «Бесчестье», Джон Кутзее

Книга Нобелевского лауреата раскрывает все оттенки бесчестья, бессилия и унижения. Главный герой преподаёт в университете и спит с несчастной студенткой. Проблемы в этом не видит, за что остаётся уволенным и опозоренным.

Произведение 1999 года очень точно описывает, что такое харассмент и как действовать жертве, если уже всё случилось. Поэтому книгу интересно обсуждать в книжном клубе, где у каждого своё мнение о хайповом движении MeToo.

Какие темы оказались спорными и интересными:

  • Можно ли предотвратить такую ситуацию?
  • Точно ли харассмент, если никто не сказал «нет»?
  • Что получает жертва от скандала?
  • Почему абьюзер не признаёт своей вины?

Под конец встречи мы поняли, почему за «Бесчестье» писателю дали Букеровскую премию во второй раз. Хоть и темы были очень спорными, наш диалог получился на удивление этичным: видимо, интеллигентный и спокойный слог Кутзее настраивает на экологичные споры. 

Так что «Бесчестье» однозначно рекомендуем к обсуждению. И пусть будет больше хорошей литературы, неудобных вопросов и полярных мнений, ради которых стоит собираться снова и снова.

Материал подготовил клуб «Книжный рейв».

 

Меню